Источник: Право.ру 18.06.2021

Продажа двух помещений и одной квартиры – это предпринимательская деятельность, решила ИФНС и доначислила продавцу НДФЛ. Три инстанции согласились с налоговиками: сделки были направлены на получение прибыли, заключались систематически и носили однородный характер. Они учли, что собственница владела всей недвижимостью недолго, а в проданной квартире никогда не жила. Достаточные ли это аргументы – разбирался Верховный суд.

В апреле 2018-го Инна Чернова* подала налоговую декларацию по НДФЛ за 2017 год, отразив в ней 854 000 руб. В июле она заплатила эту сумму. Но позднее ИФНС по Курску провела камеральную проверку и пришла к выводу, что Чернова должна была заплатить почти на миллион больше.

Дело в том, что женщина продала два нежилых помещения и одну квартиру, уменьшив сумму полученного дохода на расходы по их приобретению. Ст. 220 НК позволяет так делать, только если недвижимость не использовали в предпринимательских целях. А Чернова, по мнению налоговиков, занималась предпринимательской деятельностью, поскольку систематически заключала подобные сделки: с 2013 года она продала четыре нежилых помещения (в 2013-м, 2014-м, 2016-м и 2017-м) и одну квартиру (в 2016-м).

Сумму полученного дохода занижать было нельзя, решила ИФНС и доначислила Черновой 927 706 руб. НДФЛ, обязав ее заплатить также пени и штраф. Она не исполнила решение добровольно, и чиновники обратились в суд.

Три инстанции встали на сторону ИФНС. Они посчитали, что сделки по продаже были направлены на получение прибыли, заключались систематически и носили однородный характер. Чернова владела всей недвижимостью недолго – от двух до шести месяцев. Кроме того, женщина никогда не жила в проданной квартире и не была в ней зарегистрирована, обратили внимание суды.

Налогоплательщица с этими выводами не согласилась и оспорила их в Верховном суде.

«Первый случай в Верховном суде»

Александр Пчелин из юридической компании Лемчик, Крупский и Партнеры обращает особое внимание на вывод ВС относительно непроживания Черновой в квартире. Раньше подобное обстоятельство само по себе было убедительным доказательством предпринимательского характера деятельности (например, № 33а-4901/2017, № 33а-10680/2016). В рассматриваемом же деле Верховной суд указал на недостаточность такого аргумента, повысив тем самым стандарт доказывания, отмечает Пчелин.

Материал подготовлен для издания Право.ру