Источник: Коммерсантъ 05.05.2021

Руководитель практики "Сопровождение процедур банкротства и Антикризисный консалтинг" Давид Кононов в статье Коммерсантъ "Управляющих посвящают в семейные тайны. Интересы кредиторов банкрота признали выше защиты личных данных"

Верховный суд подтвердил право управляющих на доступ к сведениям о родственниках должников по банкротству


Стали известны мотивы Верховного суда РФ (ВС), обязавшего органы ЗАГСа предоставлять арбитражным управляющим (АУ) сведения о родственниках руководителей и владельцев банкротов. ВС поставил в приоритет интересы кредиторов и пополнение конкурсной массы, но указал управляющим хранить личные данные в тайне. Для отказа в раскрытии информации о родственных связях именно контролирующие должника лица (КДЛ) должны доказать, что запрос управляющего не связан с банкротным делом. Юристы отмечают, что практика вывода активов на родственников должна теперь сократиться, поскольку риски оспаривания сделок и привлечения их к ответственности резко выросли.

Теперь АУ достаточно подтвердить презумпцию того, что лицо являлось КДЛ (в данном случае через выписку из ЕГРЮЛ), а бремя доказывания необходимости отказа в раскрытии возложено на самих контролирующих лиц, отмечает руководитель банкротной практики юрфирмы «Лемчик, Крупский и партнеры» Давид Кононов.

Растут и риски привлечения родственников к субсидиарной ответственности как выгодоприобретателей, говорит господин Кононов. Позиция ВС, по его мнению, должна «ограничить распространенную практику использования родственников КДЛ для вывода имущества должника».

Материал подготовлен для kommersant.ru

Расширенный комментарий Давида Кононова

Важно понимать, что Верховный Суд не изобрел новый инструмент, а закрепил и подтвердил уже ранее существовавший механизм и используемый судами первых трех инстанций.

Ввиду наблюдаемой тенденции более глубокого прокалывания корпоративной вуали и как следствие повышения эффективности привлечения реальных КДЛ к субсидиарной ответственности позиция Верховного Суда закономерна и обоснована.

Верховный Суд закрепил выводы, которые, конечно, повлияют на судебную практику истребования арбитражным управляющим сведений о родственных связях контролирующего должника лица:

1. О возможности истребования информации о третьих лицах, которые непосредственно не связаны с управлением должником.

2. О пониженном стандарте доказывания для арбитражного управляющего при запросе сведений из органов ЗАГС и возложении бремени доказывания необходимости отказа в раскрытии информации на контролирующих лиц.

Арбитражному управляющему для удовлетворения судом заявления о содействии в получении сведений достаточно подтвердить презумпцию, того что лицо являлось контролирующим должника лицом в соответствии с п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве. В рассматриваемом деле для удовлетворения заявления управляющего суд посчитал достаточным предоставление выписки из ЕГРЮЛ о собственниках должника.

Контролирующие должника лица, возражающие истребованию персональных данных, не могут ограничиться ссылками на то, что истребование сведений нарушит тайну их частной жизни. Им необходимо изложить суду конкретные причины, по которым должно быть отказано в раскрытии информации, например, привести свидетельства того, что эта информация может быть использована управляющим в целях, не связанных с исполнением возложенных на него полномочий.

В связи с очевидной сложностью доказывания контролирующими лицами цели арбитражного управляющего, не связанной с исполнением возложенных на него полномочий, представляется, что арбитражные управляющие практически беспрепятственно смогут при содействии суда истребовать сведения об актах гражданского состояния КДЛ.

Таким образом, изложенная ВС РФ правовая позиция, по сути, ограничит распространенную практику использования родственников КДЛ для вывода имущества должника. Контролирующие лица при использовании подобного механизма вывода активов теперь имеют еще больше шансов поставить своих родственников под риск привлечения их к субсидиарной ответственности как выгодоприобретателей.

Пониженный стандарт доказывания арбитражным управляющим при истребовании сведений о родственных связях контролирующего должника лица поспособствует более эффективному доказыванию обстоятельств, необходимых для привлечения бенефициаров и выгодоприобретателей к субсидиарной ответственности.

3. По логике Верховного Суда, истребование информации о родственниках КДЛ является обязанностью арбитражного управляющего.

ВС РФ закрепил, что арбитражный управляющий для осуществления возложенных на него обязанностей должен, помимо прочего, располагать информацией о родственных связях контролирующих лиц.

Представляется, что данный вывод кредиторы будут использовать для обоснования ответственности арбитражных управляющих в случае ненадлежащего исполнении ими возложенных обязанностей по формированию конкурсной массы. В связи с этим ожидается, что арбитражные управляющие воспримут в качестве обязанности необходимость запроса сведений об актах гражданского состояния контролирующих должника лиц.

Вместе с тем, Верховный Суд РФ оставил ряд вопросов без ответа.

1. Как контролирующему лицу доказать, что запрашиваемые сведения будут использованы не по назначению? Каковы границы этого права и когда этот довод будет считаться доказанным? Без ответа на эти вопросы складывается впечатление, что Верховный Суд легализовал инструмент для получения персональных данных контролирующих лиц и связанным с ним лиц.

2. Влечет ли за собой неистребование арбитражным управляющим сведений об актах гражданского состояния КДЛ (о родственных связях) ответственность за ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей? Является ли это новой дополнительной обязанностью?

3. Будет ли иметь отказ суда в истребовании запрашиваемых сведений преюдициальное значение для обоснования того, что он не имеет статус контролирующего должника лица?