Источник: РБК 06.03.2019

Правила свободного обращения товара с размещенным на нем товарным знаком, который был введен в гражданский оборот правообладателем или с его согласия на территории Российской Федерации, вполне понятны. Ситуация с импортом товаров значительно отличается

Ситуация меняется


 Внутри страны мы видим множество примеров перепродажи товаров, и никаких проблем при этом нет. Однако ситуация меняется, когда товар ввозится на территорию России: порой пересечение товаром границы превращается для импортеров в настоящее приключение.

Происходит это потому, что ввоз товаров с чужим товарным знаком может нарушить права правообладателя. Ограничения на импорт товаров вводятся в том числе для борьбы с контрафактом и пресечения параллельного импорта товаров. Однако для нас представляет интерес другой аспект: как же ввозить товар, который «помечен» чужим товарным знаком.

На практике мы зачастую сталкиваемся с обязанностью импортеров получить согласие правообладателя товарного знака на ввоз товара на территорию России. Импортерам есть что терять, так как, согласно ст. 1515 ГК РФ, правообладатель может не только попросить компенсации в размере до 5 млн руб., но еще и потребовать изъятия товара.


Принцип исчерпания прав


 Для начала необходимо разобраться в теоретическом вопросе возможности и объема ограничения импорта. Введение в гражданский оборот правообладателем товара, маркированного товарным знаком в стране исхода товара (откуда товар импортируется), не влечет за собой исчерпание прав. Таким образом, товар не является контрафактным, но ответственность за использование чужих нематериальных активов сохраняется.

Существует несколько подходов, отличие между которыми заключаются в объеме принципа исчерпания исключительных прав. Сам принцип означает, что права на товарный знак при обращении товаров фактически не действуют для продавцов и покупателей. Если вы хотите продать свою машину, вам не нужно получать для этого согласия правообладателя товарного знака.

  • Международный принцип исчерпания прав

Согласно этому принципу импортер вправе приобрести товар в любой стране мира (правда, он не должен быть контрафактным) и свободно ввезти на территорию своей страны, где также свободно его распространять. Для этого не нужно иметь согласия правообладателя. Такой подход является самым либеральным и далеко не самым распространенным.

  • Региональный принцип исчерпания права

Этот принцип похож на международный, но он ограничен территорией распространения, потому он и региональный. Это означает, что права исчерпаны, когда товар введен в оборот в рамках региона. Например, Европейского союза. Еще одним примером является Таможенный союз, к которому относится и Россия.

В настоящий момент в России действуют два принципа: региональный и национальный (ст. 1487 ГК РФ). Правда, действуют они при соблюдении следующих условий: товар должен быть ввезен на территорию Таможенного союза правообладателем или с его согласия, и товар не должен быть контрафактным. Получается, что это тот же национальный принцип, расширенный до границ Таможенного союза.

  • Национальный принцип исчерпания прав

Он означает, что ввоз товара в страну возможен только с согласия правообладателя, последний вправе запретить ко ввозу даже легально приобретенный товар за рубежом. Этот подход дает возможность жестко контролировать внутренний рынок, что, видимо, устраивает две стороны этого процесса: государство и правообладателей. И согласно положениям ст. 1487 ГК РФ, ввоз товара с размещенным на нем товарным знаком — это самостоятельный способ использования товарного знака. А любое использование возможно только с согласия правообладателя.

На протяжении последних лет идут обсуждения вопроса об отмене в России национального принципа исчерпания исключительного права и замене его на международный. Однако дальше разговоров эта идея пока не идет, так как, безусловно, экономические потери правообладателей (а это часто огромные корпорации) не оставляют на это надежды.


Легализация параллельного импорта


 Еще интересный факт заключается в том, что недавно глава ФАС России Игорь Артемьев высказался за легализацию параллельного импорта. Конечно, чтобы такое решение воплотить в жизнь, его нужно обосновать. Для этого было найдено целых две причины: первая — снизить цены на брендированную продукцию; вторая — дать больше возможности для развития среднему и малому предпринимательству как основной массе параллельных импортеров.

Сама по себе мысль о легализации серого импорта является довольно спорной. Ведь масштаб положительного экономического эффекта от легализации может быть совсем незначительным на фоне падения объемов продаж товаров отечественного производства (за рост которых так усиленно борются в последние годы в рамках санкционной политики), а также с многократным увеличением контрафактной продукции, которая хлынет на отечественные рынки под видом оригинала. Пожалуй, последняя причина действительно заставляет задуматься.

Мнение, что государство совершенно не задумывается над этими препятствиями для развития бизнеса, все же не соответствует действительности, однако о каких-то значительных изменениях говорить пока не приходится.


Позиция Высшего арбитражного суда


 Например, компания ввозит какое-либо дорогостоящее оборудование в единичном экземпляре для собственных нужд компании, то есть не для дальнейшей продажи. Как показывает практика, даже такое действие может являться нарушением интересов правообладателей. В вопросах ввоза товаров, которые защищаются правом промышленной собственности (например, запатентованные изобретения), пока нет однозначности и четких ответов. А вот в сфере авторского права есть правило, что импорт оригиналов или экземпляров произведения без цели распространения, то есть для собственных нужд, допускается.

До относительно недавнего времени при ввозе товаров в Россию без согласия правообладателей таможенные органы применяли ст. 14.10 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) даже к оригинальной продукции (параллельный импорт), она подлежала конфискации, как и контрафактный товар.

Однако, согласно позиции ВАС РФ, изложенной в постановлении пленума от 17.02.2011 № 11, параллельный импорт не влечет наложения административной ответственности в рамках ст. 14.10 КоАП РФ, так как указанная статья распространяет свое действие на производство и реализацию именно контрафактной продукции, то есть поддельной. Вопрос об ответственности за ввоз товаров без согласия правообладателя остается в рамках гражданско-правовой плоскости, а именно как незаконное использование товарного знака (ст. 1515 ГК РФ).


Конституционный суд


 Данную позицию поддержал и Конституционный суд в 2018 году по делу № А21-7328/2014. Суть дела состоит в том, что в некоторых случаях КС РФ фактически параллельный импорт легализовал. Но также суд указал пределы ответственности и ее различия при параллельном импорте и ввозе контрафактной продукции, ведь параллельный импорт — это продукция оригинальная, а контрафакт — это подделка, на которую товарный знак правообладателя наносится незаконно, без его ведома. Таким образом, ответственность равной при таких обстоятельствах быть не может.

Поэтому всем компаниям, которые занимаются импортом товаров в Россию и на территорию Таможенного союза, следует обратить внимание на основные правила.

Три основных рекомендации импортерам

  1. При заключении сделки на покупку товара запрашивать документы, подтверждающие легальность их происхождения. В контракте указывать, что продавец гарантирует вам юридическую чистоту приобретаемого вами товара.
  2. Для успешного прохождения таможенных процедур необходимо иметь в наличии согласие правообладателя товарного знака на ввоз товара в Россию. Совершенно необязательно при этом иметь лицензионный договор, в подавляющем большинстве случаев достаточно письма-уведомления в адрес таможенных органов.
  3. Быть готовыми оспаривать постановления таможенных органов о привлечении к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ в судебном порядке.