Источник: Коммерсантъ 29.04.2020

В кризис бизнесмены условно делятся на две категории: тех, кто продает активы, и тех, кто в них инвестирует. Действия первых приводят к установлению привлекательных цен, что побуждает вторых воспользоваться выгодным предложением. Такая ситуация таит в себе неочевидные риски: многие компании и предприниматели не преодолеют нынешний кризис из-за угрозы банкротства. Руководитель практики банкротства юридической фирмы «Лемчик, Крупский и партнеры» Давид Кононов рассказал “Ъ”, почему под ударом могут оказаться контрагенты банкрота и придется ли им отвечать за те самые «выгодные сделки».

Специфика федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 года №127-ФЗ (далее — Закон о банкротстве) заключается в том, что под сделкой понимаются не только договоры, но и любые действия, повлиявшие на состав и стоимость имущества должника: платежи, банковские операции, выплата заработной платы, уплата налогов, списание денег в рамках исполнительного производства и пр

Другая особенность этого закона — специальные основания для оспаривания сделок должника. К примеру, если у контрагента было несколько кредиторов, но за полгода до банкротства он заплатил только одному, нарушается принцип пропорционального распределения имущества между кредиторами. В течение трех лет до банкротства выплатили дивиденды, после чего средств для выплат другим кредиторам не осталось? Усматривается цель причинения вреда.

Наиболее же актуальное основание — когда должник отдал больше, чем получил взамен. Это те самые «выгодные сделки», которые на самом деле уменьшают реальную стоимость активов должника. Такие сделки могут быть оспорены, если они совершены в течение года до принятия заявления о банкротстве контрагента. Эти сделки выявляются с даты принятия судом заявления о признании должника банкротом (первого акта по делу) и могут быть оспорены только после признания одной из сторон сделки банкротом и только в процедуре конкурсного производства. Купили склад конкурента за полцены или приобрели у физического лица акции компании с существенным дисконтом? Будьте готовы к отложенным последствиям. К каким именно — можно рассмотреть на примере модельной ситуации.

1 мая 2020 года предприниматель покупает у компании склад с существенным дисконтом. Через год финансовая ситуация у продавца сильно ухудшается, и один из его кредиторов в конце марта 2021 года подает в суд заявление о банкротстве должника. 1 апреля 2021 года арбитражный суд принимает заявление, спустя месяц вводится первая процедура банкротства — наблюдение, которое длится полгода. В октябре 2021 года должник признается банкротом, вводится конкурсное производство. Еще через два-три месяца конкурсный управляющий или кредиторы подают заявление о признании сделки по продаже склада недействительной. Суд рассматривает дело около трех-шести месяцев и устанавливает, что должник получил за склад существенно (хотя бы на 30%) меньше его реальной стоимости. 1 июня 2022 года суд признает сделку по продаже склада недействительной. Таким образом, «выгодная сделка», которая заключается сегодня, спустя полтора-два года может быть признана недействительной.

В этой ситуации предпринимателю придется вернуть должнику или склад, или его действительную рыночную стоимость, а для возврата своих денег нужно будет встать в очередь со всеми кредиторами для пропорционального распределения имущества. С учетом того что, по данным Федресурса, средний процент возврата долгов в банкротстве составляет лишь 4%, бизнесмен потеряет и склад, и деньги. Если же покупатель ничего не вернет, с него будет взыскиваться долг, в том числе через исполнительное производство. И практика оспаривания таких «выгодных сделок» колоссальна.

Начиная с 6 апреля 2020 года в отношении многих российских компаний действует мораторий на банкротство, несущий в себе еще больше рисков для тех, кто взаимодействует с «мораторными компаниями». Если процедура банкротства в отношении такой компании будет возбуждена в течение трех месяцев после прекращения действия моратория, правила оспаривания сделок изменятся.

Любая сделка должника станет автоматически ничтожной, за исключением тех, что не выходят за пределы его обычной хозяйственной деятельности и не превышают 1% от стоимости его активов на последнюю отчетную дату. Для возврата отданного актива арбитражному управляющему или кредитору должника достаточно будет просто заявить о совершении сделки в период моратория. Инвестор предоставил «мораторной компании» заем под проценты? Сделка станет ничтожной в банкротстве заемщика, если сумма займа в совокупности с ожидаемыми процентами превысит 1% от стоимости активов должника на последнюю отчетную дату, следовательно, инвестор не сможет рассчитывать на прибыль от вложенных инвестиций.

Меняет мораторий и правила исчисления сроков для оспаривания. В делах о банкротстве «мораторных» должников, возбужденных в течение трех месяцев после прекращения действия моратория, сроки для оспаривания сделок по банкротным основаниям исчисляются с даты его введения и включают в себя периоды до введения моратория (полгода, год или три года в зависимости от оснований оспаривания), сам период действия и три месяца с момента его прекращения. Если бизнесмен уже совершил «выгодную сделку» с компанией, подпадающей под мораторий, негативные последствия оспаривания сделки могут наступить позднее, чем обычно.

Такие правила, с одной стороны, препятствуют выводу активов в преддверии банкротства и обеспечивают их возврат на случай, если должник активов все-таки лишится. С другой стороны, эти правила предостерегают от ситуаций, когда, например, банк под угрозой досрочного истребования кредита выпросил дополнительное обеспечение в виде залога имущества — такая сделка с высокой вероятностью будет оспорена в банкротстве заемщика.

В сложившихся кризисных реалиях Закон о банкротстве должен стать настольной книгой каждого бизнесмена. Любую сделку, которая совершается сейчас, полезно пропускать через призму его специальных правил. Также следует помнить, что в банкротстве оспаривается сделка не с конечным владельцем актива, а с первым после должника, и, выстраивая модель взаимодействия при совершении выгодных сделок, понимать, что под удар подпадет именно контрагент банкрота.