Источник: Журнал "Финансовый директор" 11.06.2020

В условиях кризиса топ-менеджмент, руководители и собственники часто принимают рискованные решения по спасению бизнеса и активов. Расскажем, как финансовому директору не допустить перехода предпринимательских рисков в личные управленческие.

Многие компании в кризис переходят в режим ручного управления, когда по звонку директора или собственника принимаются такие решения, на согласование которых в нормальных условиях уходили как минимум месяцы. Последствия таких действий «в состоянии аффекта» могут затронуть и финансового директора. Он будет обязан возместить причиненный вред, если собственник бизнеса или генеральный директор докажет в суде его вину.

В случае банкротства компании предъявить иск к главному финансисту смогут кредиторы и арбитражный управляющий. Долги по субсидиарной ответственности сохраняются на всю жизнь (п. 5 ст. 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127‑ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). На примере судебных споров разберемся, как себя обезопасить.


Согласовать арендатора

Риск: субсидиарная ответственность

ООО «Гласстрейд» вступило в процедуру банкротства. Финансовый и генеральный директора решили сдать большую часть имущества в аренду и провели переговоры с арендатором. Финансовый директор проверил благонадежность контрагента и согласовал договор. Но арендатор вскоре тоже стал банкротом. Конкурсный управляющий обществом обратился в суд, чтобы взыскать убытки с обоих директоров. Однако суд в иске отказал.

Хотя финансовый директор и выбирал контрагента, он проявил добросовестность и разумность, так как запросил подтверждение состоятельности потенциального арендатора у одной из аудиторских компаний. А опасность не выполнить обязательства сопутствует бизнесу и относится к стандартным предпринимательским рискам (дело № А38-5467/2013).


Подождать с банкротством и расплатиться со «своими»

Риск: субсидиарная ответственность

ЗАО «Промлизинг» шло к банкротству. Руководство рассчиталось с аффилированными кредиторами недвижимым имуществом компании, в том числе с ООО «Нива», где финансовый директор состоял членом совета директоров. Позже конкурсный управляющий и ФНС подали заявление о привлечении к субсидиарной ответственности генерального и финансового директоров. Суд решил, что они усугубили кризисную ситуацию и причинили вред имущественным интересам кредиторов. Финансовый директор должен был вовремя организовать подачу заявления о банкротстве компании и не согласовывать вывод активов (дело № А50-5545/2015).


Заплатить контрагентам вместо работников

Риск: уголовная ответственность, компенсация ущерба

Уволенные работники обратились с иском о взыскании с генерального и финансового директоров общества материального ущерба, компенсации морального вреда и судебных расходов по оплате услуг представителя.

Суды первой и кассационной инстанций установили, что у компании была возможность выплатить зарплату, но деньги тратились на иные цели, в том числе на погашение долгов перед контрагентами. Директоров привлекли к уголовной ответственности (ч. 1 ст. 145.1 УК).

Суды взыскали с генерального и финансового директоров солидарно суммы материального ущерба, компенсации морального вреда и судебных расходов по оплате услуг представителя (решение Ленинградского районного суда г. Калининграда от 11.05.2011 по делу № 33–3060/2011).


Снять деньги со счета и потратить

Риск: субсидиарная ответственность

Конкурсный управляющий ООО «ГАЛ» обратился в суд с иском к финансовому директору о взыскании неосновательного обогащения. Суд критически отнесся к представленным ответчиком документам: копиям квитанций к приходным кассовым ордерам, кассовой книге, а также к пояснениям финансового директора. Согласно выписке по счету, средства перечислялись на «прочие выдачи (хозяйственные нужды)», однако ответчик не представил подтверждающих эти цели документов.

По итогам рассмотрения дела с финансового директора взыскали сумму неосновательного обогащения (решение Арбитражного суда Омской области от 07.11.2018, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.05.2019 по делу № А46-928/2018).


Перенести платежи в бюджет

Риск: административная ответственность

Финансовый директор вовремя не произвел плату за негативное воздействие на окружающую среду, в результате его оштрафовали (ст. 8.41 КоАП). При обжаловании постановления суд установил, что опоздание с оплатой произошло по вине финансового директора общества вследствие ненадлежащего контроля с его стороны (решение Калининского районного суда г. Челябинска от 22.02.2017 № 12–478/2017 по делу № 12–478/2017).


Уничтожить документы

Риск: дисциплинарная ответственность

Финансовый директор был привлечен к дисциплинарной ответственности за уничтожение документов общества, не согласился с этим и обратился в суд.

Требования о признании незаконным и отмене приказа были удовлетворены, поскольку суд не установил причинно-следственной связи между действиями финансового директора и уничтожением документов, иных доказательств общество не представило (решение Дзержинского райсуда г. Волгограда от 28.01.2011, кассационное определение Волгоградского областного суда от 20.04.2011 по делу № 33–5197/11).


Завысить регулируемые государством предельные тарифы на услуги

Риск: административная ответственность

Финансовый директор был признан виновным в том, что допустил предъявление к оплате пассажирам в муниципальном маршруте платы за проезд в размере, превышающем предельный максимальный тариф, то есть в совершении правонарушения согласно ч. 1 ст. 14.6 КоАП.

Финансовому директору назначено наказание в виде административного штрафа, который впоследствии был заменен на предупреждение в порядке п. 2 ч. 1 ст. 30.7 КоАП (постановление Хабаровского краевого суда от 25.10.2017 по делу № 4а-816/2017).


Важно

Сообщения в мессенджерах можно «пришить к делу»


Если финансовый директор выполнил устный приказ или получил распоряжение, переданное не документально, например по мессенджеру, и возник вопрос о привлечении его к уголовной ответственности, необходимо учитывать, что закон предусматривает освобождение от уголовной ответственности лица, действовавшего во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения, за исключением случаев, когда незаконность такого распоряжения была очевидной для исполняющего (ст. 42 УК). На практике это означает, что форма указания не имеет значения для правовой оценки действий исполнившего приказ финансового директора. Главное — доказать, что это распоряжение руководителя имело место быть. Если финансовый директор получает указания не в письменном виде, например через мессенджеры, важно сохранять их. Тогда сторона защиты сможет доказать в суде, что такая практика передачи указаний была в организации обычной. Но лучше закрепить в локальных нормативных актах письменный порядок рапоряжений, особенно в отношении ТМЦ.