main.jpg



Субсидиарная ответственность наследников: новый поворот в позиции Верховного Суда РФ

Практика «Сопровождение процедур банкротства» информирует о сенсационном деле Верховного Суда РФ. Ещё в 2018 году казалось, что позиции арбитражных судов относительно посягательства кредиторов на наследственную массу контролирующего должника лица (КДЛ) совершенно точно сводится к тому, что наследники по обязательствам, связанным с субсидиарной ответственностью наследодателя, не отвечают.

Суды исходили из того, что субсидиарная ответственность по своей правовой природе схожа с деликтными обязательствами, неразрывно связана с личностью причинителя вреда, а значит, обязательства, вытекающие из субсидиарной ответственности, прекращаются смертью КДЛ и на наследников не перекладываются.

Вынесенное 09 декабря решение Верховного Суда РФ по делу о банкротстве ООО «Амурский продукт» (Должник) перевернуло представления о субсидиарной ответственности в отношении наследников.

В данном споре Кредитор РН-Востокнефтепродукт требовал привлечь к субсидиарной ответственности не только собственника (а по совместительству и генерального директора) – Руденко Степана, но и наследников заместителя гендиректора Михаила Шефера – его жену и детей.

Судом установлено, что статус Михаила Шефера в качестве контролирующего определялся не только его руководящей должностью в компании-Должнике, но и тем, что он являлся:

– мужем Н.А. Шефер – родной сестры гендиректора должника С.М. Руденко;
– директором и участником аффилированных должнику лиц.

Нужно отметить, что в отношении Михаила Шефера было возбуждено уголовное дело по статье 158 УК РФ (кража). Основанием к этому явилось хищение заместителем гендиректора нефтепродуктов, принадлежащих компании. В рамках дела о банкротстве суды, в свою очередь, установили, что вследствие данного хищения компания и пришла к банкротству.

Суды трёх инстанций отказывали Кредитору в части привлечения наследников к субсидиарной ответственности.

Когда дело дошло до Верховного Суда РФ, Кредитор РН-Востокнефтепродукт акцентировал в своей позиции внимание на то, что в действительности субсидиарная ответственность связана не с личностью причинителя вреда, а с его экономической деятельностью, а также что взыскание по субсидиарной ответственности Кредитор намеривается обратить не на наследников и непосредственно их имущество, а именно на наследственную массу, принадлежащую некогда самому причинителю вреда. По итогу Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение.

Предварительно следует отметить, что при подходе, предложенном Кредитором, выполняется общее условие несения имущественной ответственности за наследодателя в пределах доли имущества, причитающейся наследнику. Следовательно, нельзя говорить о том, что субсидиарная ответственность перекладывается на плечи наследников в том же объеме, в каком она первоначально накладывается на КДЛ, а значит, субсидиарная ответственность наследников в прямом смысле этого слова не наступает.

Полная мотивированная позиция по данному делу будет опубликована Верховным Судом РФ позже. Практика «Сопровождение процедур банкротства» следит за развитием событий.