main.jpg



Старший юрист ЛКП Артем Рубанов в статье РБК «Сбербанк и «Транснефть» начали переговоры о мировом соглашении»

Рассмотрение спора на 66,5 млрд руб. между Сбербанком и «Транснефтью» отложено. Стороны объявили о намерении заключить мировое соглашение. Оно может быть выгодно обеим сторонам, считают юристы

Сбербанк и «Транснефть» начали переговоры о мировом соглашении, чтобы проработать нюансы. Юристы обеих компаний попросили отложить рассмотрение кассационной жалобы «Транснефти» на решение суда по спору на 66,5 млрд руб., передает корреспондент РБК из зала Арбитражного суда Московского округа. Суд эту просьбу удовлетворил, следующее заседание намечено на 9 января 2018 года.

«Пока что не все условия мирового соглашения согласованы, поэтому мы не можем гарантировать, что соглашение будет заключено», — сказал представитель Сбербанка в суде. Представитель «Транснефти» это подтвердил​.

Ранее стороны уже пытались достичь мирового соглашения перед рассмотрением дела в апелляционном суде. Однако договориться тогда так и не удалось.

РБК направил запрос участникам процесса о причинах приостановления спора сейчас. Представитель «Транснефти» отказался от комментариев. В пресс-службе Сбербанка комментировать ситуацию детально не стали. Там только подтвердили, что переговоры ведутся и будут продолжаться в течение трех недель.

Нелегкое перемирие

Перемирие в споре об опционах может быть выгодно обеим сторонам, но может и преследовать иные цели, считают юристы.​​​

«Освещение процессов о том, было или не было навязывание сложных финансовых продуктов, может играть против репутации банка», — считает старший юрист «Лемчик, Крупский и Партнеры» Артем Рубанов.

Подробнее на РБК

В текущей практике компании «Лемчик, Крупский и Партнеры» находится несколько кейсов с разными банками со схожими проблемами. Подход банков к своим, казалось бы, ключевым, крупнейшим клиентам зачастую вызывает удивление. Банки фактически навязывают заключение различных обеспечительных сделок под предлогом удешевления стоимости обслуживания корпоративного долга, заверяя, что данные сделки являются формальностью и не направлены на дальнейшее исполнение со стороны банка, а лишь укрепляют и страхуют клиента как заемщика.

Однако впоследствии банки проявляют агрессивное поведение запуская механизмы обращения взыскания или безакцептного списания по таким сделкам, что приводит к неограниченным убыткам. Подобный подход показывает, что зачастую банки целенаправленно инициируют такие сделки и подводят к ней клиента таким образом, чтобы переложить на него не только риски по основному обязательству, но и другим, несвязанным с ним сделкам.

Активное поведение клиентов-должников, подача исков в подобных ситуациях способствует достижению договоренностей, так как банки всегда считают себя сильной и правой стороной, а подобная публичность как в текущем кейсе бьёт по репутации банка и показывает его истинные недобросовестные цели по обогащению.

Для практики данный кейс также хорош тем, что открыто указывает клиентам банков о том, что всегда нужно иметь ввиду огромные риски при заключении с банком обеспечительных, сложных сделок, предлагаемых для снижения кредитного бремени. А в случае, если клиент оказался в кабальной ситуации по долгам банка, то необходимо отстаивать свою позицию, в том числе путем подачи исков об оспаривании таких сделок.