publikacii.jpg



Самые громкие уголовные налоговые дела последнего времени. Кого и за что наказывают

Александр Лемчик

Управляющий партнер

ООО «Лемчик, Крупский и Партнеры. Структурный и налоговый консалтинг»

“Юрист компании” №7

События последних лет показывают, что дела о налоговых правонарушениях легко могут перерастать в громкие уголовные процессы. Правда, большинство таких дел распадается еще на стадии следствия и до приговора, как правило, не доходит. Но даже если обвинительный приговор не был вынесен, сам факт возбуждения уголовного дела в отношении руководства компании наносит колоссальный урон бизнесу. Попавшая под подозрение правоохранительных органов организация теряет клиентов и контрагентов. Именно поэтому юристу компании важно быть в курсе последних тенденций расследования налоговых преступлений.

Верховный суд расширил возможности следователей

Наиболее важный документ, связанный с расследованием налоговых преступлений, принятый в последнее время — постановление пленума Верховного суда от 28.12.06 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления». Это постановление имеет двоякое значение для налогоплательщиков. С одной стороны, оно навело порядок в практике применения уголовного законодательства в данной сфере (ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ). Это является безусловным плюсом. Но с другой стороны, оно содержит такие толкования Уголовного кодекса, которые предоставляют правоохранительным органам широчайшие полномочия. Остановлюсь на наиболее важных новшествах, которые содержит этот документ.

Положительным моментом является то, что судьи установили в данном постановлении форму вины при совершении налоговых преступлений. В постановлении закреплено, что налоговые преступления могут быть только умышленными. Раньше были случаи возбуждения дел и в отношении лиц, не имевших умысла на уклонение от уплаты налогов — якобы они совершили это преступление по легкомыслию или небрежности.

Неприятным моментом в данном постановлении является то, что в соответствии с ним к уголовной ответственности могут быть привлечены не только руководители компаний, отдающие непосредственные распоряжения, направленные на неуплату налогов. Наказание могут нести и рядовые сотрудники таких компаний (юристы, финансовые директора), а также лица, которые не состоят в штате (в частности, налоговые консультанты), если они своими консультациями способствовали совершению преступления. Эти лица теперь рассматриваются как соучастники.

Уголовный кодекс предусматривает ответственность за неподачу налоговой декларации, а также за искажение содержащихся в ней сведений. Постановление расширило перечень документов, внесение в которые ложных сведений может расцениваться как преступление: кассовые документы, счета-фактуры, книги покупок и т.п.

Наконец, Пленум Верховного суда разъяснил как быть, если действиями компании-налогоплательщика фактически руководит не генеральный директор, а иное лицо (собственник компании). Согласно позиции, изложенной в постановлении, при уклонении от уплаты налогов они оба могут быть привлечены к уголовной ответственности.

Как видим, данное постановление не только обобщило сложившуюся судебную практику, но и во дало новое толкование норм Уголовного кодекса. Это широкое толкование является весьма негативным с точки зрения интересов налогоплательщиков.

Сотрудничество с однодневками до добра не доводит

Определенные выводы можно сделать не только из позиции, высказанной Верховным судом, но и из материалов о громких уголовных делах, которые были возбуждены в последнее время. Эти процессы показывают, какие методы стали применять правоохранительные органы при выявлении и расследовании налоговых преступлений.

Так, примерно год назад работники ФНС России обнаружили «конвертную» схему выдачи зарплаты в компании «Редуктор-Энерго» и передали материалы в правоохранительные органы. В ходе расследования по уголовному делу работники милиции вынесли с предприятия сервера и восстановили удаленную с них информацию. Среди восстановленных файлов оказались и те, что содержали данные о двойной бухгалтерии. Это определенное новшество в работе следователей. Раньше они использовали более традиционные доказательства: документы и показания свидетелей.

Еще одна тенденция последнего времени — налоговики и милиция начинают «раскручивать» дела с выявления среди контрагентов налогоплательщика фирм-однодневок. С однодневками связаны такие громкие расследования, как дела «Арбат-престижа», «Сан ИнБев», «Эльдорадо», НК «РуссНефть», а также громкие арбитражные процессы в отношении ЗАО «Москва-Макдональдс», ЗАО «Связной», «Базовый элемент» . Например, по данным налоговых органов, в московскую сеть «Макдоналдс» поставки мяса и тары осуществляли компании-однодневки, зарегистрированные по утерянным документам, а их руководители ничего не знали о существующих контрактах.

В делах с однодневками правоохранители и работники ФНС России ориентируются на понятие необоснованной налоговой выгоды, которое было сформулировано в постановлении Пленума Высшего арбитражного суда от 12.10.06 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Согласно этому документу налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Поэтому если компания, которая заключает договор с контрагентом, не преследует тем самым никакой экономической цели, то подобные действия изменения могут закончиться плачевно.

У реорганизации должна быть экономическая причина

То же самое требование — наличие экономической цели — относится и к выделению небольших фирм из состава крупных компаний в интересах налоговой оптимизации.

Раньше выделение из компании одного из обособленных подразделений, придание ему статуса юридического лица и передача некоторых управленческих или хозяйственных функций считалась нормальным способом работы. Сейчас дробление компании может обернуться негативными налоговыми последствиями. И при реорганизации во главу угла надо ставить экономический эффект. В противном случае налоговая выгода будет признана необоснованной и работники ФНС России доначислят фирме налоги.

Примером непродуманной с точки зрения налоговых рисков реорганизации служит дело завода «Совиталпродмаш». Этот завод работал на давальческом сырье от управляющей компании, которая одновременно являлась собственником производственных мощностей. Завод производил холодильное оборудование и передавал свою продукцию управляющей компании, которое ее реализовывало. Такая схема работы делала завод убыточным. Чтобы снизить убытки, директор завода решил провести реструктуризацию, позволявшую сэкономить на ЕСН. На базе структурных подразделений завода было создано несколько компаний, переведенных на «упрощенку». Руководителями этих компаний стали начальники отделов.

Результатом таких действий стало возбуждение уголовного дела. На руку следователям сыграло то, что реорганизация была юридически небрежно оформлена. Все новые компании были созданы в одно и то же время, стояли на учете в одной налоговой и имели один и тот же адрес. Учредительные документы хранились в одной папке. Даже орфографические ошибки в уставах были одинаковые. Единственным контрагентом всех компаний был завод, структурными подразделениями которого они когда-то были.

Налоговые и правоохранительные органы посчитали, что реорганизация завода не имела никакой хозяйственной цели и сводилась исключительно к уклонению от ЕСН. В результате директор был признан виновным и приговорен к лишению свободы.

Еще два слабых звена в налоговых схемах

Методы работы налоговиков и правоохранителей наглядно демонстрирует дело риэлтерской компании МИАН. Надо сказать, что до недавнего времени бизнес в сфере недвижимости не подвергался серьезным претензиям со стороны ФНС России, так как риэлтеры тщательно подходили к налоговому планированию. Однако сейчас ситуация изменилась.

Правоохранительные органы начали «раскручивать» дело МИАН с того, что выявили среди контрагентов этого агентства взаимозависимые фирмы, в которые переводилась прибыль от сделок по продаже МИАНом квартир в новостройках. Налоговикам удалось установить, что все зависимые компании руководились из единого центра и имели признаки фиктивных фирм.

В результате операций, проводившихся МИАНом, данное агентство получало от граждан фактическую стоимость квартиры в новостройке, а по бухгалтерии продаваемые квартиры проходили по инвестиционной стоимости. Допросы покупателей квартир показали, что им предлагали подписывать документы, не имевшие прямого отношения к сделкам по покупке квартир и направленные на то, чтобы снизить налогооблагаемую базу по НДС.

Таким образом, дело МИАН демонстрирует еще два фактора, которые правоохранительные органы учитывают при расследовании налоговых преступлений.

Во-первых, для налоговиков и правоохранительных органов важно доказать связь между компаниями, участвующими в схеме уклонения от налогов (например, единый учредитель или один директор в нескольких компаниях). Это позволяет признать компании, участвующие в схеме взаимозависимыми (ст. 20 НК РФ). А эта взаимозависимость дает возможность контролировать цены заключаемых между ними сделок.

И, во-вторых, налоговики стали пользоваться тем, что часто наиболее слабым звеном в налоговых схемах является человеческий фактор. Поэтому сейчас при проведении налоговых проверок шире используются показания свидетелей.