main.jpg



Роспотребнадзор в Ростовской области встал на защиту «прав потребителей»

Роспотребнадзор в Ростовской области встал на защиту «прав потребителей» и обязал кинотеатр из города Шахты пускать на сеансы зрителей не только со своими продуктами питания, но и в состоянии алкогольного опьянения.

Информационная публикация о том, что кинотеатру не удалось обжаловать это решение в суде, вызвала очень горячее обсуждение на сайте и противоречивые отклики наших читателей — прежде всего, о том, могла ли площадка более эффективно защитить свою позицию по предоставлению кино- и видеоуслуг населению и избежать предупреждения о совершении административного правонарушения.

Мы попросили специалистов в области права прокомментировать данную ситуацию:

Как вы оцениваете данное решение суда? Есть ли у демонстратора возможность — при наличии соответствующей юридической базы и специалиста в данной области права — оспорить данное решение? Какие действия кинотеатры могли бы предпринять в своей практике, чтобы избежать подобных прецедентов?

В ответ на запрос в компанию «Лемчик, Крупский и Партнеры» (структурный и налоговый консалтинг) мы получили следующее заключение от юриста Александры Акимовой:

«При ознакомлении с актами суда первой и апелляционной инстанций можно сделать следующие выводы, в связи с которыми постановление Роспотребнадзора было оставлено в силе:

  1. Общие нормы ГК РФ относительно порядка заключения договора-оферты;
  2. Факт заключенности данного договора с потребителем.

Суд первой инстанции в решении указал:

«В соответствии с пунктом 7 Правил №1264 договор на киновидеообслуживание считается заключенным с момента продажи билета. При посещении кинотеатра и приобретении билета гражданин заключает с исполнителем услуг киновидеообслуживания публичный договор.

            В соответствии со статьей 426 Гражданского кодекса Российской Федерации публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное  обслуживание и т.п.). Коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами.

            В соответствии с частью 2 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

            Поэтому потребитель при покупке билета в кинотеатре заключает договор киновидеообслуживания, условия которого изложены в Правилах посещения кинотеатра, и автоматически соглашается со всеми условиями данного публичного договора».

По факту получилось (и что согласно судебным актам пытался оспорить заявитель) договор был все-таки заключен. Вряд ли билет на сеанс продавался непосредственно перед входом в кинозал. А значит договор был действительно заключен, но исполнитель отказал в оказании услуги, то есть фактически расторг договор в одностороннем порядке.

С формальной точки зрения суд прав: есть четкое законодательное предписание, которое было нарушено.

Вывод один: все вопросы с посетителем необходимо решать до момента покупки им билета, то есть до момента заключения договора-оферты. Условия договора-оферты могут быть любыми (с оглядкой на обязательные правила, как в данном случае), могут предъявляться требования к потенциальным потребителям. И если этот потребитель соответствует вашим требованиям, то отказать в заключении договора вы не вправе, а если все оговоренные вами условиями не выполняются, то вы можете такой договор не заключать.

Теперь детали.

Относительно правил посещений кинотеатра.

Запрет на посещение со своими продуктами питания.

По данному вопросу был прецедент еще аж в 2013 году:

В 2017 году суд дал следующее обоснование:

«Факт посещения потребителем с продуктами питания и напитками зала кинотеатра не свидетельствует о том, что продукты питания и напитки, которые потребитель вносит в зал кинотеатра нанесут вред имуществу киновидеозрелищного предприятия. Факт посещения потребителем с алкогольными напитками не свидетельствует о том, что потребитель будет употреблять алкогольные напитки в общественном месте в зале кинотеатра. Потребитель имеет право приносить все свои личные вещи и приобретенные товары, в общественное место, в том числе в зал кинотеатра. Например, потребитель по пути в кинотеатр имеет право зайти в любой магазин и приобрести продукты питания и напитки (включая алкогольные) для дома (для личных нужд), затем зайти с продуктами питания и напитками в кинотеатр просмотреть фильм и затем продукты питания доставить домой.»

То есть, как видим с 2013 года позиция контролирующих органов не изменилась.

Однако понять опасения кинотеатра тоже можно, ведь, во-первых, собственные кафе-бары могут перестать приносить прибыль, во-вторых, действительно продукты питания могут нести потенциальную угрозу имуществу кинотеатра, а также жизни и здоровью других посетителей (стеклянные бутылки, например), в-третьих, многие продукты питания могут иметь специфический запах (рыба) или вызывать аллергические реакции у других посетителей, ну и, в-четвертых, кинозал — это все-таки не кафе и не ресторан, где можно прийти и поесть, это просто неприлично, и это уже вопрос воспитания, так как законом этот вопрос не урегулирован, значит здравый смысл работать не должен, судя по логике контролирующих органов.

Соответственно, данный пункт в правилах необходимо, что называется, «докрутить», принимая во внимание формальную точку зрения контролирующих органов, а именно указывать, что именно употребление (а не пронос), распаковка в кинозале любых продуктов питания, которые имеют специфический и/или неприятный запах, которые не находятся в специальной закрытой таре и так далее, запрещены.

Однако и здесь есть свои нюансы: запрет должен быть в отношении ВСЕХ продуктов, независимо от того, где они были куплены (в кинотеатре или в другом заведении), иначе это может расцениваться, как навязываемая услуга по приобретению продуктов питания в конкретном месте, то есть в баре кинотеатра.

Возможно, во избежание прецедентов по выводу таких нерадивых посетителей необходимо обзавестись некими камерами хранения, где можно будет оставить любые свои вещи, так как действительно иногда возможно посещение кинотеатра не с пустыми руками, и речь не только еде. Однако в случае понуждения посетителей оставлять в таких камерах хранения подобные вещи и предметы необходимо помнить, что за сохранность кинотеатр должен будет нести ответственность, в противном случае посетители не имеют обязанности там оставлять вещи. Это положения договора хранения.

И, возможно, необходимо проводить некое «воспитание» граждан. Посещение кинотеатра — это в первую очередь просмотр кинофильма, в билете указана именно эта услуга, кинозал — не место для употребления пищи, это не столик в кафе. Кино — это тоже искусство, а кинозал, находится в киноТЕАТРЕ.

  Что касается распития спиртных напитков.

Согласно КоАП РФ кинотеатр можно отнести к учреждениям культуры.

Так вот согласно ст. 20.20 КоАП РФ не допускается потребление (распитие) алкогольной продукции в учреждениях культуры, кстати, как и их продажа.

Как видно, говорится именно о потреблении, проносить можно что угодно, а вот открывать и пить — нет. Соответственно, здесь вопрос сознательности граждан, а также меры ответственности кинотеатра. В случае обращения других посетителей и обнаружения охраной факта распития алкоголя в зале кинотеатра, такой посетитель может быть выведен, и даже вызваны правоохранительные органы для составления протокола административного правонарушения. Но запретить пронос такой продукции по закону сейчас невозможно.

О пачкающей одежде.

Суд указал в решении:

«Факт входа потребителя в зал кинотеатра в рабочей одежде не свидетельствует о том, что данная рабочая одежда нанесет вред имуществу киновидеозрелищного предприятия. Потребитель имеет право находиться в общественном месте (в зале кинотеатра) в любой одежде, в том числе и в рабочей одежде. Потребитель по пути изорганизации (учреждения), в котором потребитель осуществляет свою трудовую деятельность, имеет право зайти в зал кинотеатра и просмотреть фильм в рабочей одежде, например, в рабочей одежде военных, полицейских, мед. работников, работников банков, охранных структур и т.д.

Факт входа потребителя в зал кинотеатра в «грязной» одежде не свидетельствует о том, что данная одежда нанесет вред имуществу киновидеозрелищному предприятию. Потребитель имеет право находиться в общественном месте, в том числе в зале кинотеатра, в любой одежде, в том числе и «грязной», тем более юридическое понятие «грязная одежда» законодательством РФ не предусмотрено. Руководствуясь правиламипосещения кинотеатра ООО «Монитор Ш» работник кинотеатра может не допустить в зал любого потребителя, например, не допустить к просмотру фильма любого потребителя, находящегося в «нестерильной» одежде. Критерии оценки грязной одежды и степени ее загрязнения отсутствуют. При загрязненной одежде потребитель может воспользоваться средствами для предотвращения нанесения вреда имуществу киновидеозрелищному предприятию. При подозрении, что одежда потребителя может нанести вред имуществу киновидеозрелищному предприятию, работник кинотеатра может предложить потребителю воспользоваться средствами, предотвращающими нанесение вреда имуществу киновидеозрелищному предприятию, например, предложитьвоспользоваться чехлами для кресел, бахилами и т.д.

Надо согласиться, что рабочая одежда — не всегда грязная одежда. Здесь суд прав.

Однако есть прекрасный опыт одного крупного предприятия, где тоже имеются правила. Это московский метрополитен, где имеется такая формулировка:

Пассажирам запрещается «находиться в пачкающей, зловонной одежде, с багажом, предметами, продуктами (в том числе напитками и мороженым в открытой таре), которые могут испачкать пассажиров, вагоны, сооружения и устройства станции (п. 2.11.16. Правил пользования Московским метрополитеном). Метрополитен — это и источник повышенной опасности, и общественное место одновременно. Да, договор перевозки, но работу норм закона о защите прав потребителей никто не отменял. И данная формулировка никого не смущает. Аналогичное требование, кстати, содержится не только в правилах Московского метрополитена, но и Новосибирского, например (п. 3.3.16).

То есть как видим опять же, дело в формулировке.

Пачкающая одежда  — это такая одежда, которая может оставить следы грязи на какой-либо поверхности или любых других объектах (см. словари Ушакова, Даля, к примеру).

Смотрим значение слова «грязный» — покрытый грязью, запачканный, нечистый (словарь Ожегова).

Получается, что грязный — это не всегда пачкающий. Буквоедство, но бывает, что приходится доходить и до такого.

При этом, на мой взгляд, суд опять же как-то забыл совсем о том, что это учреждение культуры. Что там находятся и другие посетители, которым может быть очень неприятно нахождение таких лиц рядом с ними, дело ведь не только в имуществе кинотеатра, но и в его репутации и комфорте других посетителей.

И что данная позиция противоречит принципу разумности для кинотеатра, о котором тоже все забыли, и никто не упомянул (ст. 1 ГК РФ). Насколько для кинотеатра разумно допустить одного такого посетителя в «непотребном виде» (назовем это так), лишая других своих потребителей возможности комфортно провести время, за которое они тоже кстати уплатили деньги и которые, в свою очередь, в связи с этим могут предъявить претензии? Ответ, мне кажется, очевидный.

Есть такой принцип в гражданском праве: твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого.

Состояние алкогольного опьянения.

Суд указал:

«Факт входа потребителя в состоянии алкогольного и наркотического опьянения в зал кинотеатра не свидетельствует о том, что данный потребитель будет нарушать общественный порядок и причинять вред имуществу киновидеозрелищного предприятия. Потребитель имеет право находиться в общественном месте, в том числе в зале кинотеатра, и просмотреть фильм в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, не нарушая общественный порядок. Законодательством данный факт не запрещен. Граждане — потребители могут принимать наркотические и алкогольные средства, в том числе по медицинским показаниям по назначению врача. Например, руководствуясь правилами посещения кинотеатра ООО «Монитор Ш» работник кинотеатра может не допустить в зал любого потребителя, так как работник кинотеатра не обладает познаниями в области установления факта алкогольного и наркотического опьянения граждан. Установление факта алкогольного и наркотического опьянения относится к медицинской услуге, лицензия у ООО «Монитор Ш» на оказание медицинских услуг по установлению факта алкогольного и наркотического опьянения граждан отсутствует».

Видимо суд отталкивался от ч. 1 ст. 20.21 КоАП РФ, которая гласит:

«Появление на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, в других общественных местах в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток».

То есть имеет значение степень алкогольного опьянения и поведение гражданина. Если посетитель пьян, но тих и при этом не унижает ни чье достоинство, не нарушает общественный порядок, то в целом запрета действительно нет и быть не может.

Если гражданин «лыко не вяжет», то здесь вопросов быть не должно, запрет на покупку (именно покупку) билета вполне объективен, так как лицо не отдает себе отчета. Если человеку плохо, то не забудьте вызвать карету скорой помощи, чтобы не оставить человека в опасности.

Подводя итог анализу решения, полагаю, что все-таки формально суд, опираясь на документы и факты, указал, что неточность формулировок играет большую роль, что договор был на самом заключен и отказ от его исполнения не допускается, что верно. Для определения возможности дальнейшего оспаривания немаловажно знать какие именно доводы приводил заявитель (кинотеатр) в своих жалобах, так как в кассационной инстанции, по общему правилу, новые факты, доказательства и обоснование позиции представлены быть не могут.

Предугадать и предотвратить все ситуации, конечно, невозможно.

Но думаю, что при описании правил для зрителей необходимо всегда иметь в виду следующее:

  1. Правила должны соответствовать действующим нормам законодательства;
  2. Оценка возможности оказания услуги тому или иному посетителю должна осуществляться до заключения договора с ним;
  3. В правилах необходимо указывать, что кинотеатр — учреждение культуры, посетители должны быть взаимно вежливыми, соблюдать чистоту и общественный порядок, бережно относиться к имуществу кинотеатра и имуществу других посетителей. Кроме этого, кинотеатр обеспечивает безопасную и комфортную атмосферу на своей территории для всех категорий посетителей, в том числе отвечающую требованиям по обеспечению доступа инвалидов и иных маломобильных граждан, а также посетителей с детьми (и это очень важный аргумент).
  4. Использовать четкие формулировки, которые сложно трактовать двояко или слишком широко.
  5. Не забывать о таких общегражданских принципах, как разумность, добросовестность и целесообразность. Это не просто громкие слова, это принципы гражданского права, которыми должны руководствоваться все участники гражданских правоотношений.

Также необходимо помнить, что в контролирующие органы можно обращаться и за разъяснениями норм законодательства. Сомневаетесь в чем-то — напишите запрос, обязаны ответить.

____________________________

Вот такой комментарий данной ситуации представил профессиональный юрист. Очевидно, что у кинотеатров существуют возможности, чтобы суд в итоге принял их сторону, и обезопасить себя от возможных административных санкций.