main.jpg



Курс на единообразие практики: новый Пленум ВС РФ о разрешении таможенных споров

26 ноября 2019 года Пленум Верховного суда РФ принял постановление, посвященное спорам по Таможенному кодексу Евразийского экономического союза. Как сказано в самом документе, сделано это было «в целях обеспечения единства практики применения судами таможенного законодательства в условиях функционирования Евразийского экономического союза». Несомненно, судебную практику необходимо было привести к единообразию, поскольку новый Таможенный кодекс вступил в силу в 2018 году, а до даты вступления в силу нового постановления, действовало постановление Пленума ВС РФ от 12 мая 2016 года № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства», поэтому суды применяли таможенные нормы по-разному.

Рассмотрим тезисно данные разъяснения.

Определение таможенной стоимости или презумпция достоверности информации

Первым делом Пленум ВС разъяснил судам правила определения таможенной стоимости ввозимых товаров. Поясняя, что сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на «достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации». Согласно данным пояснениям, суды должны руководствоваться презумпцией достоверности документов и сведений, которые представил декларант. А бремя ее опровержения, в свою очередь, лежит на таможенном органе.

Наличие договора с установленной ценой товара не является документальным подтверждением таможенной стоимости. Декларант обязан предоставить в любой, не противоречащей закону форме, доказательства совершения сделки, по которой он приобрел товар (счета на оплату ввозимых товаров, спецификации и др.). Но даже, если декларант допустит ошибку в оформлении данных документов, не влекущую опровержение факта заключения сделки на определенных условиях, это не будет являться основанием для вывода о неправильном определении таможенной стоимости. Такая ошибка сама по себе выступает лишь «основанием для проведения таможенного контроля таможенной стоимости товаров», – отмечается в Пленуме ВС РФ.

Пленум прямо указывает, что на таможенный орган возлагается обязанность предоставления декларанту реальной возможности устранения возникших сомнений, связанных с достоверностью заявленной таможенной стоимости.

Товары для личного пользования

Второй момент, на который обращает внимание Пленум ВС РФ – это товары, которые классифицируются в качестве «товаров для личного пользования», перемещаемые через таможенную границу ЕАЭС. Пленум напомнил, что под данную категорию товаров подпадают предметы, предназначенные для личных, семейных, домашних и иных нужд, то есть, ввоз которых не направлен на осуществление предпринимательской деятельности и последующую их реализацию.

В свою очередь, Пленум ВС разъясняет, что сама по себе продажа такого товара не является основанием полагать, что его ввоз происходит не в личных целях. А вот систематическая (более двух раз) продажа товара, ввезенного для личного пользования, может рассматриваться таможенными органами как основание для отказа в освобождении от уплаты таможенных пошлин, либо для отказа в применении порядка уплаты таможенных пошлин, по правилам, установленным в отношении товаров для личного пользования.

В случае установления факта перепродажи ввезенного для личных целей товара доказывание отсутствия факта системности возможно только через суд.

Возврат таможенных платежей

Декларанты имеют право на возврат выявленных (возникших) переплат по таможенным пошлинам/налогам в административном порядке.

30 календарных дней – срок, установленный для рассмотрения таможенным органом обращения декларанта об изменении или дополнении сведений, заявленных в декларации на товары, касающихся размеров подлежащих уплате таможенных платежей. Данный срок не подлежит продлению, и отсчет его начинает течь со дня подачи декларантом обращения.

В том случае, если дело доходит до суда, в котором выносится решение в пользу декларанта, то помимо того, что он получает право вернуть свои деньги, так на эту сумму еще должны быть начислены проценты. Эти проценты выступают в качестве «компенсации потерь, причинённых незаконным изъятием денежных средств у участников внешнеэкономической деятельности». Проценты начисляются, начиная со следующего дня после внесения таможенных платежей в бюджет, и до даты фактического возврата денег.

Помимо этого, Пленум указывает на наличие еще одного срока, существенного для декларанта.

3 года – срок, в течение которого, декларант имеет право на возврат денежных средств, раннее внесенных в счет уплаты предстоящих таможенных пошлин. Пленум разъясняет, что данное право можно реализовать со дня последнего распоряжения об использовании авансовых платежей.

Судебное разбирательство не подменяет таможенный контроль

Пленум ВС подчеркивает, что судебное разбирательство не должно подменять административный процесс таможенного контроля. Таможенные органы не должны воспринимать судебный процесс как возможность исправить свои ошибки.

Пленум ВС РФ указывает на наличие у таможенного органа права контроля за товарами уже после их выпуска с таможни. То есть даже после принятия таможенным органом таможенной стоимости товара, он может быть вновь подвергнут таможенному контролю.

Но проведение мероприятий таможенного контроля после выпуска товаров «не должно быть направлено на преодоление законной силы судебных актов, которыми ранее разрешён спор о правильности исчисления таможенных платежей в связи с имевшимися между декларантом и таможенным органом разногласиями», подчёркивает Пленум ВС.

Также, следует обратить внимание, что Пленум четко обозначил, что пропуск таможенным органом установленных сроков для обращения в суд лишает их права требовать взыскания задолженности. Восстановление срока возможно только, если он был пропущен по уважительной причине, в качестве которой, никак не могут выступать внутренние организационные причины таможенного органа.

Новый Пленум ВС РФ должен помочь разъяснить пробелы правоприменительной практики, которые накопились почти за два года, в течение которых действует Таможенный кодекс. Анализ его положений указывает на направленность данных разъяснений, в основном, на защиту декларантов. Поэтому можно с уверенностью констатировать, что его принятие является положительной новостью уходящего года.