main.jpg



Комментарии к Обзору судебной практики, опубликованному Верховным Судом РФ

С целью обеспечения единообразного применения законодательства о хозяйственных обществах 25 декабря 2019 года Верховным Судом РФ опубликован Обзор судебной практики. Отмена решений нижестоящих инстанций при пересмотре конкретных дел связана, в том числе, с масштабными изменениями законодательства 2012, 2014 и 2016 годов, касающимися деятельности акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Наиболее любопытные выводы Верховного Суда РФ приведены ниже.

1. Вопрос о подсудности споров, вытекающих из договоров займа

Верховный Суд указал, что споры, вытекающие из договоров займа между физическим лицом, являющимся одним из участников общества, и хозяйственным обществом, подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции. Обоснованием такой позиции является то, что требования по данным спорам не входят в перечень корпоративных, а значит, не могут быть отнесены к компетенции арбитражных судов (ст. 225.1 АПК РФ).

Ранее суды указывали, что данные споры подлежат рассмотрению арбитражными судами. До возложения на суды в результате принятия Федерального закона от 28.11.2018 № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» обязанности по передаче дела по подсудности (на основании ч. 2.1 ст. 33 ГПК РФ) единственным последствием было прекращение производства по делу.

2. Способы подтверждения принятия решений общим собранием участников ООО

Пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ предусматривает несколько способов подтверждения принятия решений общим собранием участников ООО. По умолчанию принятие решений должно быть удостоверено нотариально, однако иной способ может быть предусмотрен уставом общества либо решением общего собрания участников общества, принятым всеми участниками единогласно.

По мнению Верховного Суда, в случае, если на основании указанной нормы обществом предусмотрен отличный от нотариального удостоверения способ подтверждения принятия решения общим собранием участников ООО, решение об установлении такого способа должно быть нотариально удостоверено. В противном случае все последующие решения общего собрания участников подлежат нотариальному удостоверению.

Отдельно подчеркнуто, что требования пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ распространяются и на решение единственного участника ООО. Ранее наиболее распространенной на практике была позиция, согласно которой решение единственного участника в нотариальном удостоверении не нуждалось, независимо от наличия или отсутствия в нем оговорки об ином способе подтверждения принятия решения. Более того, применительно к единственному акционеру АО в Письме Банка России от 25.11.2015 № 06-52/10054 указывалось, что решения единственного акционера не подлежат нотариальному удостоверению или удостоверению лицом, ведущим реестр акционеров, хотя традиционно требования к порядку принятия решений общим собранием акционеров АО являются более жесткими.

Основная цель установления подобных требований – исключение рисков фальсификации решений, принимаемых высшим органом управления общества. Согласно позиции высшей судебной инстанции, решение единственного участника подвержено такому риску в той же мере, что и решение общего собрания участников.

В целях минимизации подобных рисков Консультанты ЛКП рекомендуют в уставе общества указывать способ подтверждения принятия решений общим собранием участников ООО (подписание всеми участниками общества, присутствующими на собрании и др.). По наиболее важным вопросам может быть предусмотрено нотариальное удостоверения принятия соответствующих решений.

3. Опубликование учредительных документов в сети Интернет не создает презумпцию знания контрагентом их содержания

Верховный Суд не согласился с выводом, что в случае размещения устава общества в сети Интернет контрагент должен быть с ним ознакомлен. Противоположная позиция означала бы возложение на другую сторону сделки обязанности по изучению учредительных документов. В таком случае на нее было бы переложено и бремя доказывания того, что она не знала и не должна была знать о его содержании, лишь в силу того, что учредительный документ размещен в сети Интернет.

На практике Консультанты ЛКП рекомендуют перед заключением любой сделки знакомиться с содержанием учредительных документов контрагента в целях минимизации рисков оспаривания заключаемой сделки (помимо порядка одобрения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, в уставах зачастую содержится указание на необходимость согласования отдельных видов сделок даже при отсутствии у них признаков крупных сделок и/или сделок с заинтересованностью).

 

4. Исключение участника из ООО

Верховный Суд напомнил, что действующему законодательству не противоречит исключение из общества участника, обладающего более чем 50 % долей в уставном капитале.

Также указано, что достаточным основанием для удовлетворения требования об исключении участника на основании п. 1 ст. 67 ГК РФ выступает причинение существенного ущерба обществу. Возможность исключения участника не зависит от того, могут ли быть последствия действий (бездействия) участника устранены без лишения нарушителя возможности участвовать в управлении обществом.

Подобный подход корректирует позицию, высказанную в 2012 году Высшим Арбитражным Судом РФ (Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью от 24.05.2012 № 151). Тогда кассационная инстанция разъяснила, что целью санкции в виде исключения участника из общества является устранение вызванных его действиями препятствий к осуществлению нормальной деятельности общества. При этом на текущий момент суды, как правило, отказывают в исключении участника из общества по иску других его участников. В целом, после опубликования Обзора сложившаяся практика может претерпеть некоторые изменения.

5. Признание сделки недействительной по иску участника/акционера общества

Верховный Суд отметил, что ущерб интересам общества имеет место и в случае, если сделка совершена в интересах только части участников общества и причиняет неоправданный вред остальным участникам общества, которые не выражали согласие на совершение соответствующей сделки.

Данная позиция содержит новое основание для оспаривания сделок, так как в ст. 174 ГК РФ основанием для оспаривания указан лишь «ущерб интересам юридического лица». Вместе с тем на практике в абсолютном большинстве случаев одобрение сделки, приносящей выгоду только определенным участникам общества, влечет за собой непосредственно ущерб интересам самого общества.

6. Квалификация сделки как крупной

Для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба обществу. Достаточно лишь того, что сделка являлась крупной, не была одобрена и было доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об этих обстоятельствах.

Помимо этого, при квалификации сделки как крупной существенная сумма сделка сама по себе не освобождает от необходимости проверять наличие качественных критериев. Определяющим является то, что сделка изначально заключалась с целью прекращения деятельности общества или изменения её вида, существенного изменения её масштабов.

7.  Указания общего собрания участников общества не освобождают директора от обязанности действовать добросовестно

Исполнение решения общего собрания участников/акционеров не может быть расценено как основание для освобождения единоличного исполнительного органа от ответственности за убытки, причиненные обществу. Любое решение высшего органа управления общества должно быть оценено с точки зрения выгоды или вероятности причинения вреда интересам общества.

Таким образом, при привлечении директора общества к ответственности за причиненные обществу убытки недостаточно проверки лишь формальной стороны – наличия одобрения сделки, причинившей такие убытки. Необходимо анализировать мотивы поведения директора, ожидаемые им последствия, а также множество иных обстоятельств, которые зависят от конкретной ситуации.

Такой подход диктует руководителям компаний необходимость подходить к принимаемым решениям более взвешенно. При этом вред интересам общества не всегда является очевидным. Угроза ответственности директора фактически может привести к его излишней осторожности, к затягиванию и препятствованию реализации решений. При этом представляется в целом необоснованной позиция, согласно которой директор может быть привлечен к ответственности за убытки, если сделка была одобрена на более высоком уровне, все участники/акционеры общества были извещены о проведении общего собрания, кворум для принятия решения имелся, решение было принято надлежащим количеством голосов. Иной подход безосновательно ставит директора в тупик: он вынужден либо следовать данным ему указаниям и подвергнуться риску, либо отказаться от исполнения принятого решения, что также может привести к негативным последствиям (он может быть уволен и т.п.).