main.jpg



Эпидемия как форс-мажор для исполнения договоров

На фоне объявленной ВОЗ пандемии коронавируса COVID-19 и существенного снижения темпов экономической деятельности субъекты предпринимательской деятельности все чаще задаются вопросом о возможности классификации сложившейся ситуации как форс-мажора.

1.     ЧТО ТАКОЕ ФОРС-МАЖОР?

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Разъяснения признаков чрезвычайности и непредотвратимости даны в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее – «Постановление Пленума»).

Под чрезвычайностью понимается исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого в конкретных условиях является необычным.

Непредотвратимость означает, что любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий. Непредотвратимость должна быть объективной, а не субъективной, то есть ситуация должна быть непредотвратимой для любого участника гражданского оборота.

Таким образом, под обстоятельствами непреодолимой силы стоит понимать чрезвычайные и непредвиденные обстоятельства, которые повлекли невозможность исполнения обязательства.

ТПП РФ дало более детальное определение в п. 1.3 Положения о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) (Утверждено Постановлением Правления ТПП РФ от 23 декабря 2015 № 173-14) (далее – «Положение»):

Обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) — чрезвычайные, непредвиденные и непредотвратимые обстоятельства, возникшие в течение реализации договорных (контрактных) обязательств, которые нельзя было разумно ожидать при заключении договора (контракта), либо избежать или преодолеть, а также находящиеся вне контроля сторон такого договора (контракта). В частности, к таким обстоятельствам относятся: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, ураган), пожар, массовые заболевания (эпидемии), забастовки, военные действия, террористические акты, диверсии, ограничения перевозок, запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами, вследствие принятия международных санкций и другие, не зависящие от воли сторон договора (контракта) обстоятельства.

В то же время, важно учитывать, определение, данное ТПП РФ, не применимо для договоров между российскими резидентами.

«Привычными» для участников делового оборота примерами обстоятельств непреодолимой силы являются:

  • природные катаклизмы, приведшие к объективной невозможности продолжать деятельность (наводнения, ураганы);
  • начало боевых действий в регионе, где находится компания или ее основные средства;
  • запретительные меры государств;

и иные аналогичные обстоятельства, которые соответствуют признакам чрезвычайности и непредвиденности.

С другой стороны, такое объективное обстоятельство, не поддающееся прогнозированию, как финансовый кризис или падение курса рубля обстоятельствами непреодолимой силы не являются.

Пример из практики:

Компания А (Россия) является дистрибьютором продукции, оливкового масла, Компании Б (Италия). Продукция распространяется на территории России через сети ритейлеров, в том числе, Компанию В (Россия). В сложившейся в мире на текущий момент обстановке поставка товаров от производителя до ритейлера существенно затруднена, в связи с чем Компания А планирует сослаться на пандемию как на форс-мажор для обоснования неисполнения обязательств по поставке.

В смоделированной ситуации в рамках отношений между Компанией А и Компанией Б очевидно имеются форс-мажорные обстоятельства. В Италии введен целый ряд ограничительных мер, в том числе – в отношении передвижения граждан и в некоторых случаях – передвижения товаров. То есть Компания Б объективно не может исполнить свои обязательства.

Ввиду прекращения поставок Компания А не может поставить товар ритейлеру, Компании В. В данном случае форс-мажор для Компании А будет отсутствовать в силу прямого указания ГК РФ, так как отсутствие товара на складе ввиду «утраты» поставщика – обычный предпринимательский риск.

Также сложившаяся ситуация не препятствует исполнению Компании А обязательств по оплате товаров, которые ранее уже были поставлены компанией Б.

2.     КАК ФОРС-МАЖОР ВЛИЯЕТ НА ИСПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРА?

Наступление форс-мажорного обстоятельства освобождает от ответственности за неисполнение обязательств по договору. Данный вывод следует из буквального толкования п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Фактически это означает, что в отношении стороны договора, допустившей неисполнение договора в силу форс-мажорных обстоятельств, не могут быть применены какие-либо меры ответственности: пени, неустойки и иные, а договор не может быть расторгнут в связи с таким неисполнением.

Кроме того, на время форс-мажорных обстоятельств приостанавливается течение срока исковой давности в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 202 ГК РФ.

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума, если форс-мажорные обстоятельства длятся настолько долго, что стороны теряют экономический интерес к продолжению договорных отношений, договор может быть расторгнут.

Важно подчеркнуть, что наступление форс-мажора влечет не отмену обязательства или расторжение договора в целом, а приостановку его исполнения. После того, как событие, признанное форс-мажором, прекратится, исполнение договора должно происходить в обычном режиме.

О расторжении договора можно говорить только в том случае, если форс-мажорные обстоятельства настолько существенны, что делают исполнение обязательства невозможным, такое обязательство прекращается в соответствии с п. 1 ст. 416 ГК РФ.

3.     КАК ПОДТВЕРДИТЬ ФОРС-МАЖОР?

Порядок подтверждения форс-мажорных обстоятельств зависит от того, является ли договор внешнеторговым (заключен ли он с иностранным контрагентом).

а)        Для внешнеторговых договоров обстоятельства непреодолимой силы подтверждаются сертификатом о форс-мажоре. Данный документ выдается ТПП РФ, либо территориальными ТПП на основании анализа каждого конкретного случая, исходя из условий контракта и документов компетентных органов Российской Федерации, подтверждающих наличие события, на которое организация ссылается в своем заявлении;

б)       Для договоров между резидентами РФ наступление форс-мажорных обстоятельств может быть установлено сторонами в ходе переговоров либо в судебном порядке. В качестве доказательств того, что обстоятельства относятся к форс-мажору, могут быть представлены акты компетентных государственных органов, статистические данные, переписку с контрагентом и иные доказательства.

 

Кроме того, на практике суды уделяют большое внимание тому, был ли соблюден порядок уведомления о наступивших обстоятельствах непреодолимой силы, прямо предусмотренный соответствующим договором.

Таким образом, разница между внутрироссийским договором и внешнеэкономическим сводится к тому, какой орган будет являться компетентным. В остальном – вывод о форс-мажоре делается на основании анализа:

а)       непосредственно договорных отношений, и

б)       фактических обстоятельств и того, насколько они повлияли на возможность исполнения обязательств стороны по договору;

в)       документов и сведений, подтверждающих, что события, на которые ссылается сторона, имели место, и что они соответствовали признакам чрезвычайности и непредотвратимостью.

 

  1. 4.     ПАНДЕМИЯ КОРОНАВИРУСА COVID-19 – ЭТО ФОРС-МАЖОР?

Ответ на этот вопрос зависит от того, насколько сложившаяся в мире ситуация влияет на возможность исполнения конкретного обязательства. В любом случае компетентный орган будет оценивать, насколько наступившие события повлияли на возможность исполнения обязательств в каждом конкретном случае.

Тем не менее, основываясь на анализе нормативных актов и правоприменительной практики можно спрогнозировать вероятность признания пандемии форс-мажором для тех или иных обязательств.

Для внешнеторговых договоров, объявление пандемии с большей долей вероятности может быть являться форс-мажором. Прежде всего, распространение эпидемии прямо указано в определении, данном ТПП РФ в Положении.

Кроме того, исполнение внешнеторговых договоров в большей степени подвержено влиянию публичных субъектов (государств в лице их компетентных органов). Так, например, совершенно очевидно, что объявление пандемии влечет усиление таможенного режима импорта/экспорта товаров в связи с повышенной эпидемиологической опасностью, вплоть до «закрытия» границ, что также препятствует добросовестному исполнению обязанностей по договору.

Для договоров между российскими резидентами объявленная пандемия в меньшей степени может являться форс-мажором, по крайней мере, на текущий момент.

Дело в том, что несмотря на распространение болезни, сама по себе пандемия не создает препятствий для исполнения обязательств по договорам.

В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, не является обстоятельством непреодолимой силы в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Иными словами, нельзя ссылаться на форс-мажор в отношении денежных обязательств или обязательств по передаче товара, даже если такое обязательства возникли ввиду экономической обстановки, вызванной распространением болезни.

Данный вывод подтверждается также правоприменительной практикой. Так, в период прошлой всемирной пандемии (свиной грипп AH1N1, 2009-2010 г.г.), Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд рассматривал дело № А53-18991/2009. Вынося апелляционное постановление суд прямо указал, что «…эпидемия «свиного гриппа» не отвечает легально определенным признакам непреодолимой силы, поскольку не относится к числу обстоятельств, исключающих возможность исполнения обязательства по спорному договору поставки. Отсутствие у должника денежных средств, в том числе, по причине наступления экономического кризиса и ограничения ввоза и вывоза товаров на территории Ростовской области из-за эпидемии свиного гриппа, прямо исключено пунктом 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации из круга обстоятельств непреодолимой силы. В соответствии с абзацем третьим пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск» (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 апреля 2010 № 15АП-1925/2010 по делу № А53-18991/2009).

Полагаем, что с учетом реалий, обстоятельством непреодолимой силы пандемия будет признаваться лишь в случае, когда из-за массовости заболевания организации будут вынуждены приостановить свою деятельность, либо обслуживающие банки приостановят свою деятельность, сделав невозможными расчеты.

Более вероятно наступление ситуации, когда форс-мажором будет признана не сама болезнь, а меры по противодействию ее распространению со стороны компетентных государственных органов. Такими действиями могли бы являться, например, введение режима чрезвычайной ситуации или установление карантинной зоны на территории, где находится хотя бы одна из сторон по договору.

К аналогичным выводам пришел Президент ТПП РФ Сергей Катырин в интервью газете «Коммерсантъ»

Обращаем ваше внимание! В соответствии с данной статьей Минпромторг совместно с Минюстом и Минфином прорабатывают вопрос выпуска акта, признающего пандемию коронавируса обстоятельством непреодолимой силы для госзакупок.

Пример из практики:

В смоделированной в предыдущем примере ситуации с большой вероятностью можно говорить о наступлении форс-мажора для обязательств Компании Б по поставке товара, поскольку в настоящий момент существуют объективные чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, препятствующие его исполнению – введение карантинного режима на территории Италии.

С другой стороны, сейчас не существует обстоятельств, препятствующих Компании А и Компании В погасить имеющиеся у них задолженности в рамках сложившихся договорных отношений.

Нет объективных препятствий и для исполнения обязательств Компании А поставить товар в адрес Компании В. Отсутствие товара на складе – субъективный фактор, а потому не может быть признан форс-мажором. Будучи разумным и добросовестным участником делового оборота, Компания А должна была иметь определенный запас товара, а также могла предусмотреть возможность получение товара от другого поставщика либо предложить Компании В другой аналогичный товар.

Ситуация в корне изменится, если, например, место нахождения складов Компании А будет объявлено карантинной зоной, и выезд транспорта из данной зоны будет запрещен. Такое обстоятельство будет являться форс-мажором.

Таким образом, разрастающаяся пандемия коронавируса далеко не всегда непосредственно препятствует исполнению обязательств сторон по договорам. Гораздо большее воздействие в данном случае могут иметь ограничительные меры, направленные на ограничение распространения болезни и борьбу с ней.

В любом случае, признание пандемии, и событий, связанных с ней, форс-мажором будет зависеть от того, насколько такие события реально препятствуют исполнению конкретных обязательств.