main.jpg



Давид Кононов и Камбулат Карашев в статье Ъ «Реабилитируй.net. Реально ли в России спасение предприятия в рамках банкротства?»

Реабилитационные процедуры в отношении неплатежеспособных российских компаний существуют в основном на бумаге. Рассчитывать на то, что кредиторы согласятся подождать полтора года внешнего управления, пока предприятие справится с кризисом, не приходится, поэтому, если договоренности и случаются, чаще это происходит в рамках мировых соглашений. Но в основном должнику и кредиторам договориться не удается.

Почему так происходит

По словам Камбулата Карашева, младшего юриста практики «Сопровождение процедур банкротства» «Лемчик, Крупский и Партнеры», руководство потенциальных должников не желает превентивно инициировать процедуру в кризисной ситуации: «Подобное отчасти разумное, отчасти безответственное поведение приводит к тому, что на момент подачи заявления, например, одним из кредиторов бизнес восстановить уже невозможно, однако раннее вмешательство могло бы не допустить перетекания ситуации в безысходную».

«Кредиторы рассматривают банкротящихся контрагентов в качестве обузы для своего бизнеса. Проголосовать за внешнее управление значит не получать деньги еще года два, прождав полгода в наблюдении, но у кредитора ведь тоже есть кредиторская задолженность. К моменту завершения реабилитационной процедуры сам кредитор может обанкротиться, и в его банкротстве директора спросят, почему он потакал должнику и не работал надлежащим образом с дебиторкой».

Что делать

Руководитель практики «Сопровождение процедур банкротства» «Лемчик, Крупский и партнеры» Давид Кононов тоже убежден, что государству стоит задуматься о косвенном стимулировании кредиторов голосовать за реабилитацию: «К примеру, предоставлять налоговые льготы компаниям, голосующим за финансовое оздоровление своего контрагента, также можно привлечь ВЭБ для финансирования реабилитации под залог имущества должника — из этого могла бы вырасти целая госпрограмма поддержки бизнеса».

Подробнее на Ъ