main.jpg



Андрей Крупский выступил экспертом на Business FM по теме Деофшоризация по-русски: не всех прибило к берегу ФНС

По данным ФНС, которые поступили в распоряжение Business FM, за первый год действия антиофшорного закона, меньше 8 000 российских владельцев иностранной собственности отчитались о ее наличии. По мнению экспертов, эта цифра не соответствует действительности.

Меньше 8 000 уведомлений. Это первые итоги деофшоризации, по данным, которые Business FM сообщили в налоговой службе. Антиофшорный закон действует с начала года. В рамках первого этапа российские владельцы иностранной собственности должны сообщить о ней в ФНС. Что еще нам сообщила налоговая, и как можно трактовать данные ведомства?

Собственники контролируемых иностранных компаний, сокращенно КИК, должны были подать уведомления до 15 июня. По данным ФНС, к этому моменту служба получила 3 872 уведомления от владельцев иностранных активов. Для тех, кто решил раскрыться после середины лета, по закону предусмотрен штраф: 100 тысяч рублей за один КИК. Статистику эта мера не изменила нисколько. Последние данные налоговой — на 15 ноября. К этому дню ФНС получила еще 3 871 уведомление о владении иностранной компанией. Итак, всего 7 743 уведомления в рамках деофшоризации российской экономики. Много это или мало?

Андрей Крупский

управляющий партнер юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры»

«Скорее всего, в первую очередь отчитались госкорпорации о своих иностранных дочерних структурах, о тех проектах, которые они ведут за границей. Во вторую очередь, это, по нашему мнению, физические лица, которые через иностранные структуры владеют объектами недвижимости за границей. Прибыль от этой деятельности уже налогооблагается, как правило, в России. Ну и третий пул, это те физические лица, которые в любом случае уже владели своими холдингами прозрачно, уже платили налоги с дивидендов, получаемых в России. И для государства это не повлечет увеличения налоговых поступлений.»

И все-таки результаты деофшоризации — гораздо лучше первых итогов амнистии капитала. Ей, по данным ФНС, воспользовались всего 200 человек. Возможно, это показывает, что деофшоризация и амнистия — процессы не слишком между собою связанные. Амнистия нужна тем, кто нарушал закон, выводя деньги из страны. Те же, кого в основном касается деофшоризация, пользовались иностранными юрисдикциями в целях защиты бизнеса, как правило, добросовестно выплачивая налоги в России. Недавно СМИ сообщили, что в Госдуму внесены поправки, смягчающие антиофшорный закон. Время есть, собирать налоги с прибыли КИКов начнут в 2017-м. Вероятно, нераскрывшиеся все еще надеются на лучшее.